Пассажиры и командиры.

О том, что такое быть командиром элитного отряда, да еще и шеф-пилотом президента, "Итогам" рассказывает бывший шеф-пилот Михаила Горбачева и Бориса Ельцина Владимир Потемкин
 

— Каждый полет — как хождение по лезвию ножа. В такой ситуации малейшая ошибка для пилота может поставить крест на его летной карьере. Если Михаил Сергеевич был пассажиром спокойным, не вникал в тонкости самого полета, то Борис Николаевич был крайне жестким: сказал — значит надо выполнять. Естественно, как президент и руководитель делегации, Ельцин был главным человеком на борту, однако ответственные решения, касающиеся полета, принимал только я, как командир воздушного судна. Если погода была ниже минимума, мы никогда не лезли на рожон. Хотя, признаюсь честно, в моей карьере бывали такие ситуации, когда погода не благоволила, а садиться было надо. Приходилось как-то выкручиваться, балансировать на грани фола. Например, за опоздание к ковровой дорожке даже на пару минут весь экипаж могли отстранить от полетов. И отстраняли! Как-то мы летели над океаном и должны были садиться на военно-морской базе "Эндрюс" в США. Погода была солнечная, как говорят летчики, "видимость миллион на миллион". Выполнив стандартную "коробочку", мы начали заводить правительственный лайнер Ил-62 на посадку. И вдруг приказ диспетчера: уйти на второй круг. Естественно, мы понимаем, что опоздаем и все расчеты полетят к чертям собачьим, но делать нечего: команда диспетчера обязательна для выполнения. Причем американцы почему-то захотели, чтобы я повел борт на посадку с противоположной стороны взлетки. Пытаясь сэкономить время, мы немного увеличивали крены на разворотах, однако на пять минут все же опоздали. При выходе из салона Ельцин посмотрел недобро: "Опять опаздываешь?" Я пытался объяснить ситуацию, но он лишь промолвил: "Потом разберемся", — и спустился к встречающим. Понимая, чем это может закончиться, я подошел к американскому генералу — командиру военной базы и спросил: зачем нас угнали на второй круг да еще и заставили сесть с другой стороны? Тот ответил, что при заходе нашего борта прямо по курсу на границе с военной базой остановился автомобиль с двумя подозрительными гражданами, и, чтобы не рисковать, нас отправили на второй круг.

Читайте также  Дырявая сеть местной авиации

Когда мы летели домой, меня вызвал для беседы глава администрации Бориса Ельцина Юрий Петров, который сообщил, что шеф создал комиссию по расследованию причин опоздания и после приземления экипаж тут же отстранят от полетов. К тому же кто-то сообщил президенту, что во время посадки мы не попали в створ взлетной полосы. Естественно, наш "боевой дух" был подорван. Петрову я доложил все как было, и он пошел к Ельцину. Тогда передо мной стоял вопрос, как спасти свой экипаж, ведь по большому счету никто из нас не был виноват. В итоге Ельцин поостыл, и вопрос был снят…

Летчики президента

Авиационный отряд особого назначения (ранее отдельный авиаотряд № 235, а ныне Специальный летный отряд "Россия") был создан 12 мая 1958 года. Он напрямую подчиняется Управлению делами президента России. Подготовку президентских летчиков, а также все выполняемые ими рейсы курирует Федеральная служба охраны (ФСО). Перевозка ВИП-пассажиров осуществляется только на воздушных судах отечественного производства. Парк самолетов авиаотряда "Россия" включает в себя дальнемагистральные лайнеры марки Ил-96-300ПУ и Ил-62, Ту-154, Ту-134, региональный Як-40 и вертолет Ми-8. Всего в отряде насчитывается около 40 единиц авиатехники. Летчики не имеют воинских званий, но все без исключения дают подписку о неразглашении любой служебной информации. Попасть в отряд с улицы практически невозможно — там только лучшие из лучших, сотни раз проверенные и перепроверенные спецслужбами и авиационными спецами. С прошлого года пилоты литерных рейсов не выполняют коммерческих полетов. Но до 2009 года их можно было встретить даже за штурвалом самолета на регулярных пассажирских линиях. "Сегодня им и без этого хватает работы, — говорит президент Российского профсоюза пилотов Мирослав Бойчук. — Уровень их подготовки действительно высокий. Обычно экипаж литерных рейсов готовят на технической базе одного из ведущих российских авиаперевозчиков". Согласно существующим требованиям к перевозке первых лиц государства допускаются пилоты, налетавшие не менее 400 часов в требуемой должности (КВС или второй пилот) и на данном типе самолетов. Источник: ИТОГИ

Добавить комментарий