Опасный эксперимент на грани катастрофы

Опасный эксперимент на грани катастрофы. Стали известны подробности так называемых натурных испытаний, которые проходят на подмосковном аэродроме в Раменском. Летчики пытаются точно воссоздать обстоятельства рокового рейса самолета Як-42 в Ярославле. Один из пилотов дал интервью корреспонденту Первого канала. Он рассказал о 6 прерванных взлетах, которые были совершены, чтобы пролить свет на причины крушения лайнера 7 сентября.

В ходе расследования катастрофы уже пришлось отбросить многие версии. И чем дальше – тем эта авария казалась все более загадочной. Ведь, на первый взгляд, все параметры при взлете Як-42 соответствовали норме. Двигатели работали, рули управления были во взлетном положении. По полосе ярославского аэропорта Туношна самолет проехал больше 2,5 километров, а после еще 400 метров по грунту. Для нормального взлета Яку требуется вдвое меньше.

Версия о тормозном усилии, помешавшем машине взлететь, появилась после расшифровки самописцев. Чтобы в ней удостовериться, и было решено провести натурные испытания — смоделировать полет, повторяя все действия экипажа.

"Были рассчитаны те значения, до которых мы должны произвести отклонение тормозных педалей и получить именно тот тормозной момент, который будет соответствовать примерно тому моменту, который был на самолете в Туношне", — сообщил Василий Севастьянов, летчик-испытатель ОКБ имени Яковлева. Именно он с коллегой проводил экспериментальный полет на таком же Як-42, что разбился под Ярославлем. 7 попыток взлета. Самая первая в штатном режиме, без нажатия на тормоза. Она подтвердила — ничто не должно было помешать самолету взлететь.

По словам Севастьянова, были получены характеристики, подтверждающие, что самолет при данном положении рулей взлетает "без каких-либо проблем, без замечаний".

Если сопоставить картины аварийного и экспериментального взлета, будет видно: начав разгон, два самолета двигаются синхронно, но после достижения скорости в 165 километров в час самолет-модель едет быстрее, а разгон Як-42 из Ярославля замедляется — на него начинает действовать та самая сила торможения, несмотря на увеличение тяги двигателей — пилот добавил газу. При скорости 210 модель отрывается от земли и благополучно взлетает. А разбившийся самолет продолжал катиться, хотя пилот все сильнее тянул штурвал на себя. На скорости 220 он выезжает за пределы полосы. На 230 взлетает, но почти мгновенно начинает падать. Что помешало лайнеру вовремя подняться в воздух, несмотря на достаточную скорость? Нажатая педаль тормоза могла дать такой эффект.

Читайте также  Декорации о доходах: как молодой помощник сенатора покупает самолет за $40 млн

"Дело в том, что некая тормозящая сила при положении штурвала на себя в положении 10 градусов, не давала увеличить угол атаки, который должен был составлять порядка 10-12 градусов для нормального взлета, — отметил летчик-испытатель. — После того как сила эта тормозящая убралась, ничто уже не препятствовало увеличению угла тангажа".

Установить, действительно ли перед катастрофой у самолета сработали тормоза, трудно, бортовые самописцы это не фиксируют. Но следы торможения на поле были найдены. В самый последний момент, тормоза отпустили. Но еще раньше, не понимая причины странного поведения самолета, пилот сильно потянул штурвал на себя. В результате самолет слишком резко пошел вверх, выйдя на так называемый закритический угол атаки. После этого машина была обречена.

"Критический угол атаки, максимально допустимый угол атаки, 19 градусов в той конфигурации. Этот угол был превышен, и те динамические характеристики, которые были на данный момент у самолета при том положении руля высоты, положении стабилизатора, практически уже не давали шансов этот угол атаки уменьшить, что и привело к сваливанию самолета", — пояснил Василий Севастьянов.

Чтобы все это подтвердить, был поставлен сложный и опасный эксперимент: повторить разбег с нажатой педалью тормоза, выставляя штурвал так же, как это сделали пилоты разбившегося ЯКа. Главное здесь было вовремя остановиться, ведь если бы самолет оторвался от земли, он тоже упал бы на землю.

"Да, это как бы противоестественное такое явление и, в общем-то, никто еще таких испытаний не производил, потому что самолет на тормозах не взлетает", — отметил испытатель.

Испытатели выполнили 6 прерванных взлетов. Трижды достигая скорости, при которой самолет уже должен взлетать. И подтвердили высказанную версию.

Читайте также  Небо становится ближе.

"На данный момент по результатам этих исследований подтверждается, что была некая тормозящая сила, не позволившая создать взлетное положение самолета", — рассказал Севастьянов.

Результаты испытаний согласуются и со словами единственного человека, выжившего в катастрофе — инженер Александр Сизов 12 октября в интервью Первому каналу впервые рассказал о том, что происходило в том роковом полете.

"Через какое-то время пассажиры стали волноваться, почему не взлетаем, немного времени прошло, я понял, что по грунту идём. С грунта взлетели, и я понял, что заваливается самолет и сейчас мы разобьемся", — рассказал Сизов.

Остается один и самый главный вопрос: почему при взлете сработали тормоза? Мог ли нажать педали один из пилотов или это был технический сбой? Слово за технической комиссией Межгосударственного авиационного комитета. Она должна дать окончательный ответ о причинах катастрофы.

Источник: Первый канал

Добавить комментарий